Все, что вы могли спросить о краудэкономике

Автор: . Рубрика: Мнения экспертов. Опубликовано: 17.12.2015, 12:26.

Т.н. «экспертная» экономика или экономика «посредников» терпит крах, считает известный белорусский банкир Виктор Бабарико. На смену ей идет краудэкономика (краудфандинг + краудсорсинг + краудинвестинг + краудбанкинг и др.), в которой потребители будут напрямую взаимодействовать с производителями. Автор этого блога придерживается аналогичного мнения (и в свое время прогнозировал появление похожих экономических моделей: см. подглавку «Телепредпринимательство» здесь). Поэтому шел на интервью с огромным интересом.

Виктор Бабарико

Виктор Бабарико


Виктор Бабарико

52 года. Окончил механико-математический факультет БГУ, Академию управления при Кабинете Министров РБ, магистратуру БГЭУ. Работал в НПО порошковой металлургии начальником отдела внешнеэкономической деятельности. С 1995 работает в банковской системе Беларуси. С 2000 года – Председатель Правления ОАО «Белгазпромбанк». Обладатель почетного звания «Меценат культуры Беларуси» по итогам 2014 года и премии в области корпоративной социальной ответственности в номинации «Персона года» за 2015 год. Женат, имеет сына и дочь.

Кому выгодно?

– Виктор Дмитриевич, почему вы считаете, что краудэкономика победит?
– Во-первых, она более целесообразна. Во-вторых – лучше соответствует психологии нового поколения потребителей.

– Давайте начнем с целесообразности.
– Главная проблема, от которой постоянно колотит современную экономику – это кризис перепроизводства. Как он возникает? Очень просто. Производители товаров и услуг никогда не могут быть до конца уверены, что их продукт будет востребован рынком. Если же тебе повезло нарваться на бешеный спрос – тут же вокруг начинают расти аналогичные бизнесы. И конкуренты тоже не могут просчитать рынок. А, поскольку мобильность капитала увеличилась, кризисы перепроизводства возникают все чаще. Краудэкономика снимает эту проблему, поскольку, по своей сути, является экономикой предзаказа. Это просто бомба: ты заранее точно знаешь, сколько сможешь продать красных изделий, сколько – желтых, сколько – зеленых. Потому что потребитель заранее выразил желание купить конкретный товар определенного цвета, а то и оплатил его изготовление. Компании, действующие по модели краудэкономики, не гадают на кофейной гуще, а прямо обращаются к потребителям. Технологи сегодня позволяют, во-первых, задать вопрос каждому покупателю в отдельности, а во-вторых, изготовить по его индивидуальной «мерке» персонализированный товар, будь то авторучка, телефон или автомобиль.

– Эта модель подходит только для производителей потребительских товаров и услуг?
– Нет. Даже если вы работаете на рынке B2B, конечные потребители не могут вас не волновать. Они находятся всего в одном шаге от вас. С помощью инструментов краудэкономики вы можете понять, чего хотят конечные потребители, как это скажется на бизнесе ваших клиентов и, в конечном счете, на вашем собственном бизнесе.

Вообще, краудэкономика способна преобразовать практически любую отрасль. Представьте сервис оказания медицинских услуг, который заменит поликлинику. С его помощью вы сможете выбрать личного врача и взаимодействовать с ним напрямую. При этом не придется платить за главврача, заведующих отделениями, завхозов и т.д. обычной поликлиники – а ведь в так называемой «бесплатной» медицине все эти издержки автоматически закладываются в бюджет и изымаются из наших налогов.

Точно так же пассажир сервиса Uber избавлен от необходимости «платить зарплату» администрации таксопарка, поскольку в роли «диспетчера» выступает смартфонное приложение. А таксист, благодаря отсутствию управленческой «надстройки», может снижать цены на свои услуги.

– Возникает интересный вопрос. Краудэкономика, судя по всему, высвободит огромное количество работников. Как им себя реализовать в новых условиях?
– Вы затронули принципиально важный вопрос, ради которого и создаются экономические модели. Экспертная экономика тоже декларировала заботу о каждом конкретном человеке – но редко интересовалась его собственным мнением. Поэтому, честно говоря, я не люблю термин «управление персоналом». За ним, на самом деле скрывается манипуляция: ты должен поступать так и так, потому что это тебе выгодно, даже если ты сам не понимаешь своей пользы.

Персоналом не нужно управлять, его следует мотивировать! А мотивация – это когда интересы работника и организации совпадают. Точнее, когда работник делает то, что ему нравится – и это совпадает с потребностями организации. Замечательно, если в компании отношения строятся на основе мотивации. В новые времена такая компания будет процветать.

Но если тебе не повезло с местом работой или ты вообще остался не у дел – краудэкономика предоставляет огромные возможности для самореализации. Ее главный принцип: лучше тебя никто не знает, что тебе нужно. Да, твоя ответственность за свой выбор увеличивается. Зато краудэкономика убирает огромное количество барьеров, которые прежде мешали людям реализовать свои проекты. Просто воспользуйся новыми возможностями.

Краудпсихология

– Что вы имели в виду, говоря об изменении психологии потребителей?
– Простой житейский пример. Мои родители всегда запасались на зиму картошкой. Закупали пять мешков. Не потому, что зимой картошку сложнее было купить. Этот страх перед будущим выработался у старшего поколения в военное и послевоенное время. И когда я начал жить самостоятельно, первые семь лет по привычке поступал так же, как родители. А потом спросил себя: зачем? Ведь картошка к весне становится невкусной, прорастает. А мой сын не заготавливал картошку впрок ни разу. Его поколение не боится завтрашнего дня. Более того, они уверены, что через год буде лучше, чем сегодня. Поэтому у нового поколения совершенно иная философия потребления. Они больше всего ценят свое время и не хотят стоять в очередях. В том числе, в очередях в банк. Для них гораздо удобнее оплачивать коммуналку и совершать другие операции на ходу, через приложение смартфона, пока едешь в метро или такси. Многие банки озабочены обустройством интерьера своих отделений. А нужно ли это клиентам нового поколения? Когда вводилось в строй новое здание нашего банка, коллеги предложили оборудовать пятнадцать кассовых узлов. А я спросил: сколько узлов нам понадобится через два года? Посчитали, ответили: два. В итоге мы решили работать на завтрашний день, а не на вчерашний.

– Говорят, что сегодня большую роль в поведении пользователей играют эмоции.
– Да, это так. Выросло поколение «фан». Кроме материальной выгоды, люди хотят получить удовольствие от вложения своих денег. Стать первым слушателем альбома, первым читателем журнала, первым зритель фильма, в создание которых вложили свои деньги.

– А как, на ваш взгляд, под влиянием краудэкономики изменится психология и поведение бизнеса? Какие стратегии станут проигрышными, какие – выигрышными.
– Признаюсь, у нас были сомнения: а нужен ли тот же краудинвестинг бизнесу? Предположим, предприниматель хочет открыть мойку. Когда он приходит в традиционный банк, от него требуется убедить в состоятельности своего проекта одного эксперта. Убедил? Получай кредит! А на платформе краудинвестинга нужно убедить уже тысячу экспертов, незнакомых друг с другом, с разными взглядами и ценностями. Казалось бы, кому нужна такая головная боль? Но мы провели эксперимент: предложили предпринимателям выложить свои проекты на открытой платформе. И предприниматели мгновенно увидели свой интерес! Они говорили: «Пускай каждый из сотни инвесторов даст мне не очень много денег – зато я сразу получу в их лице сто клиентов! Мне не нужен маркетинг: я сходу получаю клиентскую базу!»

В сущности, благодаря этой философии разработчики приложений для смартфонов победили разработчиков традиционного коммерческого ПО. Раньше условной целью производителя компьютерной программы было собрать по сто долларов с миллиона пользователей. При этом производитель тратил уйму денег на маркетинг и борьбу с пиратами. А сегодня цель разработчика смартфонного приложения – собрать по доллару со ста миллионов пользователей. При этом многие пользователи охотно платят этот доллар, только чтобы проверить, подойдет ли им программа. А пиратство как таковое становится бессмысленным.

Краудмеханика

.

.

– Как вы считаете, можно ли реализовать модель краудэкономики на единой интернет-платформе? Или это должна быть сеть взаимосвязанных сервисов? Либо несколько автономных ресурсов?
– Дискуссия на эту тему идет. Наверное, ее результат будет зависеть от состояния конкурентной среды. Но однозначно не могу представить пользователя, который согласится разместить на своем смартфоне сотню приложений, каждое из которых будет поддерживать отдельную услугу: такси, ремонт жилья, стрижка, финансы, лечение и т.д. Поэтому полагаю, что, как минимум, схожие сервисы будут сгруппированы на тематических или отраслевых платформах. Что касается финансовой сферы, то мы провели ее анализ и пришли к выводу, что здесь могут быть созданы три сервиса, объединенные единой платежной платформой. Платежная платформа в Беларуси однозначно должна быть единой. Это сразу упросит жизнь пользователей, которые сегодня вынуждены вникать в особенности обслуживания в разных банках. Нажал на кнопку – об остальном позаботится платежная платформа.

– А чем займутся сервисы, объединенные этой платформой? Почему их должно быть именно три?
– Мы исходили из того, что человек, принимающий решение об использовании своих денег, руководствуется одним из трех мотиваторов. Первый мотиватор – альтруизм, благотворительность. В людях на генетическом уровне заложено желание помогать другим. Не удивительно, что первыми в области финансов «выстрелили» краудфандинговые платформы, основанные на этом мотиваторе (в т.ч. в Беларуси – Ulej.by). Я дал доллар и в качестве бонуса испытал удовольствие от того, что помог записи нового диска. Дал десять долларов – получил в подарок постер. Раньше подобную микроблаготворительность сдерживала необходимость стоять в очереди в кассу. Сегодня люди легко расстаются с деньгами в пользу других людей одним нажатием кнопки на смартфоне.

Второй мотиватор – эгоизм, желание заработать. Я хочу самостоятельно выбрать, оценить проект и вложить в него свою тысячу долларов. Раньше вложением средств занимались гораздо более крупные инвесторы. А сейчас появилась техническая возможность для управления даже стодолларовыми инвестициями. И мы обдумываем механизм платформы, использующей такой мотиватор.

Третий мотиватор – желание переложить на других управление деньгами. С одной стороны, получаешь удовольствие от того, что твои деньги помогают конкретному проекту. А, с другой стороны, спокоен за их судьбу, поскольку им управляют профессионалы. В нашем банке мы называем такой подход wiki-банкингом.

Возможно, эти три потребности в итоге будут реализоваться на трех разных платформах. А, возможно, пользователь будет приходить на одну платформу и выбирать из трех услуг. Дискуссия о том, какой вариант для пользователя окажется удобнее, продолжается.

– Сегодня получает распространение, в том числе в банковской сфере, технология обработки гигантских объемов данных Big Data. С какой моделью она лучше сочетается – экспертной экономики или краудэкономики?
– Многие уверены, что Big Data поможет сохранить банкам свою позицию эксперта. Я же, наоборот, считаю, что эта технология ускорит избавление рынка от посредников в лице банков и других организаций. Ведь производитель с помощью Big Data может легко создать свою клиентскую базу. Более того, клиенты сами охотно «оцифруют» все свои персональные данные, и с ними можно будет эффективно взаимодействовать напрямую, без посредников. Как заметил однажды Билл Гейтс: людям нужен банкинг, но не нужны банки. И это правда. Людям становятся не нужны организации, которые может заменить автоматический сервис.

Цифровое окно возможностей для Беларуси

– Вы уже отмечали, что для Беларуси краудэкономика – шанс выйти в мировые лидеры. Это действительно возможно? Каким образом?
– Согласитесь, мир сейчас находится в некоем переходном состоянии. Мы можем спорить о конечной цели этого перехода. Но хорошо известно, что на резких поворотах истории крупным странам сложно стать лидерами изменений. Слишком велика инерция движения. Мало шансов и у небольших стран – у них обычно не хватает ресурсов для быстрого масштабирования идеи, доказавшей свою состоятельность. Больше всего шансов у стран среднего размера, обладающие достаточным интеллектуальным потенциалом, чтобы «родить» новую модель, и достаточными ресурсами, чтобы ее «обкатать» и довести до ума. К таким странам по всем параметрам относится и Беларусь.

– Вы еще сравнивали Беларусь с «цифровой Швейцарией»…
– В свое время Швейцария обезопасила себя и заняла достойное место в мире, точно выбрав ресурс, который интересовал всех ее агрессивных соседей, враждующих друг с другом. Деньги! Этот ресурс – деньги. Всех устроило, что появилось место для хранения денег, надежно защищенное от времени, войн и революций. Швейцария предложила себя в этом качестве, обеспечила надежный сервис – и заняла свое место среди мировых лидеров по ряду параметров.

Теперь давайте спросим себя: что самое ценное в мире сегодня? Информация! При этом ведущие страны сегодня находятся в конфликте, вводят различные ограничения, санкции друг против друга, требования хранить персональные данные на своей территории и т.д. Того и гляди, мировой интернет распадется на отдельные сегменты. И Беларусь могла бы позиционировать себя в качестве страны «информационных банков». Мы могли бы предложить миру услуги по безопасному хранению информации в интересах всех остальных стран. В том числе – хранить персональные данные, необходимые для работы глобальных интернет-сервисов краудэкономики.

– У нас есть для этого возможности?
– Да. Белорусские программисты могут поспорить за звание лучших в мире. Белорусская финансовая система – одна из лучших: мы опережаем многих соседей в развитии банковского законодательства, в распространении безналичных и удаленных расчетов для граждан и д.р. К примеру, уже сейчас доля безналичных расчетов по банковским картам наших клиентов составляет 45-47%, также растет количество депозитов, полученных в режиме онлайн, без посещения банка. К сожалению, в других отраслях белорусы не так сильны. Поэтому имеет смысл сосредоточиться на том, что мы умеем делать очень хорошо. Добавлю, что наша территория безопасна для размещения серверов: мы ни с кем не воюем, у нас практически не бывает землетрясений. Население Беларуси – образованное, толерантное, склонное к компромиссам, доброжелательное к соседям, способное спокойно воспринимать разные точки зрения (у нас, например, веками мирно уживались разные религиозные конфессии). А то, что наша страна способна успешно оказывать посреднические услуги конфликтующим сторонам, все убедились в ходе подготовки Минских соглашений, которые, будем надеяться, остановят кровопролитие в Украине.

– И как вы считаете: насколько долго для Беларуси будет открыто «окно возможностей»?
– Мне сложно судить, потому что скорость изменений колоссальна. Во всем мире. Это связано с тем, что потребители любой страны сегодня хотят иметь одинаковое качество услуг, независимо от того, где они живут. Если я классный инженер, почему я в своей стране должен получать меньше благ, чем инженер с аналогичной квалификацией в США? Разделение на страны с высоким и низким уровнем жизни будет постепенно стираться. А разница в уровне сервиса исчезнет еще раньше. Я думаю, менее чем через десять лет уровень взаимодействия граждан с электронным правительством в Беларуси не будет уступать мировому. А устройство финансового рынка кардинально изменится быстрее, лет за пять лет. Так что мой ответ: нужно использовать окно возможностей, пока оно открыто. Иначе наше место займет кто-то другой.

Прогнозы

.

.

– Что, на ваш взгляд, изменится в будущем под влиянием краудэкономики?
– На мой взгляд, главные перемены будут касаться принципов экономического взаимодействия людей. В частности, мы сможем оказывать друг другу услуги без образования юридического лица. К примеру, я хороший парикмахер. Мои клиенты оплачивают мои услуги через платежный сервис. Сервис автоматически регистрирует меня как микрокомпанию – и так же автоматически отчисляет налоги с каждого платежа и отправляет отчет в налоговую инспекцию и пенсионный фонд. У меня отпадает потребность в бухгалтере и совершенно не болит голова, поскольку не нужно собирать какие-то бумажки и составлять налоговую декларацию. При этом каждый будет сам решать, сколько времени отдавать работе. Если двух часов работы в семейном кафе вам хватит, чтобы удовлетворить ваши потребности – остальное время можете отдавать самообразованию, хобби, родным и близким. Таким образом, краудэкономика колоссально высвобождает время людей, избавляет их от страха наказания за случайные ошибки при расчетах с государством и приближает их услуги к клиенту. Благодаря этому микрокомпании будут доминировать в экономике, обеспечивать ее стабильность и позволят людям пробовать разные возможности и самореализоваться.

– Останется ли в будущем место для традиционной экономики – или краудэкономика полностью вытеснит ее?
– Разумеется, какие-то сегменты останутся. Например, логистика: телепортировать грузы мы пока не умеем. Хотя многие нужные в быту вещи люди скоро начнут распечатывать на домашнем 3D-принтере. Точно уверен, что останутся платежные сервисы: движение денежных единиц кто-то должен обеспечивать. Часть экспертного сообщества, безусловно, сохранит работу. Например, по-прежнему будут востребованы услуги специалистов, способных подсказать клиентам, куда вкладывать деньги, а куда – нет.

С другой стороны, многие эксперты одновременно станут участниками краудэкономики и смогут продвигать через ее сервисы свои экспертные услуги. Даже и сегодня можно встретить экспертов, например, на «Википедии». Раньше профессора и академики за деньги писали статьи в энциклопедию. А сегодня находят резоны бесплатно участвовать в команде авторов «Википедии».

Но в целом сегодня сложно предсказать, как разделят между собой влияние эти две экономические модели. Я бы сам хотел получить ответ на вопрос: где будет пролегать граница между ними?

Интервью подготовлено автором блога и опубликовано в журнале «Бизнес-ревю».





Спасибо всем, кто добавляет мои посты в "Фейсбук"!



...и поднимает их в поиске Gооgle с помощью кнопки "+1"!