Коллективный интеллект и бизнес

Автор: . Рубрика: Мнения экспертов. Опубликовано: 24.07.2013, 16:17.

Что такое коллективный интеллект? Как его использовать в бизнесе? С какими радикальными переменами в этой области столкнутся компании в ближайшие 5–10–15 лет? Отвечает один из авторитетных российских IT-специалистов, ведущий эксперт в области краудсорсинга, сооснователь уникальной даже по мировым меркам краудсорсинговой платформы Witology Сергей Карелов.

Сергей Карелов

Сергей Карелов


Сергей Карелов

59 лет. Один из ведущих IT-специалистов России. Кандидат технических наук. В прошлом – топ-менеджер первой российской компьютерной компании «Интерквадро», затем – руководитель региональных отделений IBM, SGI и Cray Research. С 2001 года – независимый эксперт и консультант по IT-бизнесу, с 2004 года – председатель Совета «Лиги независимых экспертов ЛИНЭКС». С 2009 года – соучредитель и идеолог компании Witology – стартапа, работающего в области коллективного интеллекта/разума.

Биография на фоне мега-трендов

– Сергей, какие события сформировали вас как ученого, специалиста и делового человека?
– Я профессиональный «айтишник». В советские времена руководил крупными IT-проектами, начиная с расчетов реакторов атомных электростанций и заканчивая информационным обеспечением отечественного спорта. Защитил диссертацию на стыке системного программирования и организации вычислительных систем. В 1988 году ушел в бизнес, став коммерческим директором первой советской частной компьютерной компании «Интерквадро». Затем несколько лет моя жизнь была связана с международным IT-бизнесом: был первым бизнес-партнером IBM в России, руководил продажами российских отделений IBM, Silicon Graphics и Cray Research. Попробовал хлеб независимого консультирования. А последние 5 лет развиваю стартап Witology и в роли фаундера запускаю другие бизнес-стартапы.

– Был ли для вас сложным или простым переход в бизнес 25 лет назад?
– На самом деле, я не являюсь серийным предпринимателем – как, например, Игорь Ашманов, который постоянно запускает новые бизнес-проекты. Я – из тех специалистов, которые в любом проекте остаются специалистами. Которые берутся за создание бизнеса, только если не находят другого способа реализовать свои идеи и знания. Ту же «Витологию» я придумал и сам же реализовал вместе со своим компаньоном и кофаундером Александром Ослоном*. Поскольку «Витология» – не социологический, а IT-проект, я много занимался им как специалист. Но попутно накопил интересный предпринимательский knowledge. Теперь я знаю на собственном опыте, как создавать стартапы и выводить их на окупаемость. Вскоре буду осваивать переход стартапа на стадию, которая на жаргоне американских инвесторов называется мезонинной.

*Александр Ослон – руководитель фонда «Общественное мнение», одной из крупнейших социологических служб РФ.

– Как сегодня у вас расставлены приоритеты дел на ближайший год, на пять лет вперед?
– Главная задача на ближайший год – дальнейшее развитие Witology. Стартап доказал, что способен зарабатывать, что идеи, создаваемые пользователями нашей платформы, приносят клиентам отдачу. Мы осуществили свыше 30 проектов по разработке новаторских идей методом краудсорсинга для «Сбербанка России», госкорпорации «Росатом», группы «Ренессанс Страхование», финансовой группы «Лайф», Агентства стратегических инициатив и других заказчиков. Но стадия early stage («раннего роста»), когда приоритетом был рост выручки любой ценой, пройдена. Теперь высшим приоритетом становится повышение прибыльности компании, а для этого нужны новые инвестиции от т.н. «мезонинных инвесторов». А в ближайшие пять лет я вплотную займусь темой Big Data (методы обработки данных огромных объемов) на стыке с Social (социализация бизнеса), Cloud (облачные технологии) и Mobile (мобильные технологии). Сегодня эти четыре мега-тренда настолько тесно переплелись, что Gartner, ведущая мировая консалтинговая компания в области IT, назвала их Nexus of Forces (буквально – «связкой сил»). Эти силы на ближайшие 10–15 лет становятся основным драйвером перемен в мировом бизнесе.

– Почему вы так считаете?
– Связка Nexus of Forces позволяет решать задачи, которые до сих пор было невозможно выполнить никаким иным способом. Например, сочетание Big Data и Social позволяет создавать социальные базы данных и решать с их помощью задачи, которые компьютер решает плохо и медленно. Другой известный пример – распознавание образов с помощью технологии Capcha – той самой, что отделяет людей от ботов при входе на сайт, заставляет пользователей разгадывать символы на картинке. Существуют проекты, которые используют «капчу» для оцифровки реальных книг из библиотек Конгресса США, Ватикана и т.д.. Миллионы людей по всему миру, посещая любимые сайты, попутно проделывают работу, с которой пока не может справиться ни один компьютер. Подобных проектов «человеческого компьютинга» – море, и их количество продолжает расти как на дрожжах. В целом связка Social, Big Data, Mobile и Cloud изменит способы ведения бизнеса абсолютно во всех отраслях.

10 лет тому назад – 10 лет тому вперед

– С какого момента к теме коллективного интеллекта начал присматриваться бизнес?
– Еще в середине 1980-х социологи установили, что при некоторых условиях (например, при определенном соотношении мужчин и женщин) группа способна генерировать более качественные идеи, чем самый умный человек в этой группе. Но как добиться такого эффекта при любых условиях? Поначалу технологии не существовало. В 2003 году Пентагон создал проект PAM (The Policy Analysis Market) – рынок предсказаний активности террористов. Выяснилось, что такие рынки хорошо работают за счет того, что каждый участвует торговли «акциями будущих событий» обладает некой частью знаний о нашей реальности. Механизм рынка предсказаний (prediction market) позволяет суммировать эти знания (так при торговле акциями на обычной фондовой бирже суммируются знания инвесторов об экономике, рынках и конкретных компаниях). В итоге рынок предсказаний часто выдает результат, близкий к реальности (см. дополнение к интервью «Что дают бизнесу системы управления коллективным интеллектом» – Ю.С.). Собственно, бизнес и начал интересоваться темой коллективного интеллекта с момента появления проекта PAM. С тех пор было создано огромное количество коммерческих сервисов, платформ, различных классов программ – и связанных с ними понятий. Весь спектр социальных технологий, направленных на совместную работу большого количества людей в сети, я предпочитаю называть социальным компьютингом. При этом краудсорсинг является способом организации совместной работы, а коллективный интеллект – ее продуктом.

– Насколько активно сегодня бизнес использует социальный компьютинг?
– На Западе уже 80% компаний применяют различные модели краудсорсинга для совместного решения разных задач – от разработки новой рекламной кампании до создания новой бронетанковой машины для американской армии. Это то, что называется co-creation, co-ideation, co-design и т.д. (сотворчество, совместное мышление, совместный дизайн и т.д.). Но это – простейший уровень краудсосринга. 5% западных компаний уже перешли во «второй класс»: они встраивают краудсорсинг в собственные бизнес-процессы. Точно также когда-то встраивался в бизнес-процессы обычный компьютинг: бухгалтер, кадровик, кладовщик и т. д. получали компьютеры вместе с учетными программами – и бизнес-процессы становились прозрачнее. Порядка в фирме прибавлялось. Отличие социального компьютинга в том, что он, встраиваясь в бизнес-процессы, делает их умнее. К сожалению, Россия отстает от Запада в этой области на несколько лет. Даже простейшие модели краудсорсинга у нас пока использует не более 10–15% компаний. А российской компании, которая бы встроила краудсорсинг в свои бизнес-процессы, я пока, к сожалению, не встречал.

– Как происходит «социализация» бизнес-процессов?
– Один из примеров для подражания – Азиатский банк развития ADB. В 2001–2005 годах банк прошел этап разовых краудсорсинговых проектов. С точки зрения наработки опыта эти проекты были хороши. Но в ADB пришли к выводу: чтобы получить реальную отдачу, нужна долгосрочная стратегия социализации бизнеса. В течение нескольких лет в компании было создано 15 деятельных сообществ (Communities of Practice – СоР), встроенных прямо в онлайн-среду существующих бизнес-процессов. Каждое сообщество управляет знаниями и решает задачи на конкретном направлении деятельности банка в соответствии с трехлетним стратегическим планом. С результатами вы можете познакомиться на сайте банка (www.adb.org). Сейчас хотел бы обратить внимание на некоторые важные особенности проекта социализации ADB, которые вы можете попытаться использовать в своем бизнесе. Так, каждое сообщество подотчетно своему профильному топ-менеджеру банка и имеет самостоятельный бюджет. По каждому проекту проводится тщательная независимая экспертиза. Помимо своих тематических направлений, сообщества встроены в процессы найма, карьерного продвижения, обучения сотрудников. Наконец, участие в сообществах не должно быть полностью добровольным – иначе редко удается достичь содержательных целей, а само сообщество превращается в обычную социальную сеть для сотрудников.

– Как вы считаете, чего ждать в «третьем классе» развития социального компьютинга?
– В апреле с.г. подписал указ о финансировании проекта BRAIN Initiative по составлению полной карты головного мозга человека. Последствия этого грандиозного проекта намного превзойдут результаты завершенного 10 лет проекта «Геном человека». Во-первых, появится возможность смоделировать и создать настоящий искусственный мозг, работающий, как человеческий. Во-вторых, мы узнаем, как работает глобальный интеллект, в котором отдельными «нейронами» являются люди. Мы поймем, откуда берутся глобальные мемы, глобальные тренды, глобальные идеи. Как человечество совершает великие прорывы, и как – впадает в сумасшествие. В течение 10–15 лет проект BRAIN Initiative даст знания и технологии, которые позволят управлять глобальным сознанием человечество и эффективно решать проблемы, которые сегодня кажутся неразрешимыми. В сущности, люди отличается от остального живого мира своей способностью делать предсказания. Вначале мы создали информационные системы, которые объясняют прошлое и настоящее. Затем разработали инструменты предсказания, как поведет себя в будущем тот или иной процесс. В конце-концов появятся технологии, которые позволят создавать нужно нам будущее.


Как это работает

– У вас есть свое объяснение: почему это работает?
– Еще в 1959 году французский биолог Пьер-Паул Грассе обратил внимание, что термиты при постройке термитника стараются бросать крупицы почвы на оставленную другим тремитом кучку. Так маленькие кучки быстро вырастают в огромные колонны. Этот процесс Грассе назвал стигмергией (от греческих слов «стигма» – метка и «эргон» – действие). Точно такую же стигмергию мы наблюдаем в сети – непреднамеренные, но полезные результаты действий большого количества людей. Любой поисковик – чистая стигмергия: улучшать поиск помогает обработка человеческих обращений к различным сайтам. Рейтингование контента – также стигмергия: отмечая любимые фильмы, пользователи помогают делать выбор другим пользователям. Тем же способом может создаваться и новое знание. Например, года два назад геймеры за два месяца разработали трехмерную модель протеина, способного противостоять вирусу СПИДа. С этой задачей пять лет не могли справиться крупнейшие суперкомпьютеры в пяти самых продвинутых центрах молекулярной биологии. Геймерам помогла специальная программа, которая использовала их непреднамеренные действия во время игры для построения модели. Чистая стигмергия!

– Какие бизнес-задачи могут быть решены с помощью технологий коллективного интеллекта?
–Абсолютно все процессы, в которых сегодня задействован индивидуальный интеллект, могут выполняться с помощью коллективного интеллекта. Это и маркетинг, и продакшн в смысле разработки новых моделей, и продажи, и поддержка потребителей и т.д. И чем выше элемент креативности – тем больше будет отдача. Все-таки главное назначение коллективных систем – не объяснять известное, а предсказывать нечто новое, еще не существующее. Другими словами, коллективный интеллект, конечно, можно использовать даже для решения бухгалтерских задач – но его эффективность в данном случае будет не очень высока. Зато чем меньше нам понятно, какое решение принять, какую схему использовать – тем выше будет отдача от использования технологий коллективного интеллекта.

– Существуют ли отраслевые особенности применения технологий коллективного интеллекта?
– Разумеется. У консалтинговой компании McKinsey есть понятия tacit knowledge (неструкутрированное, несформированное, а, возможно даже, пока несуществующее знание) и tacit interaction (коллективное взаимодействие и принятие решений на основе неструктурированных знаний). Эксперты McKinsey проранжировали отрасли на основе этих понятий. Выяснилось, что наиболее велик – свыше 80% – удельный вес tacit knowledge и tacit interaction в финансовой индустрии и консалтинге. Наименьший процент, если мне не изменяет память – в сталелитейной отрасли. Чем выше в вашей отрасли доля неструктурированных знаний и взаимодействий – тем эффективнее окажется применение коллективного интеллекта.

– Могут ли использовать технологии коллективного интеллекта не только крупные, но и средние и небольшие компании?
– Каждый класс программ требует определенного количества интеллектуальных агентов. Например, теоретически и практически доказано, что для полноценной работы рынка предсказаний требуется как минимум 30 участников – иначе предсказания будут ошибочны и неадекватны. В системе генерирования и менеджмента идей оптимальным является число участников 300–500 человек. Тогда их предложения покроют максимально возможное пространство оригинальных идей, но при этом не превысят критического уровня порождаемого участниками информационного шума, способного забить все оригинальные идеи, как помехи забивают в эфире радиосигнал. Классическое деятельное сообщество (Community of Practice) состоит из 350-450 участников. Другими словами, вашей компании вовсе не обязательно иметь в штате многотысячный коллектив, чтобы она стала работающей единицей коллективного интеллекта. Многие классы программ Collective Intelligence могут использовать компании среднего бизнеса.

– Как поставить коллективный интеллект на службу своему бизнесу?
– Настраивайтесь на несколько лет целенаправленной системной работы. Начинайте с изучения первоисточников (см. дополнение к интервью «5 лучших книг о коллективном интеллекте» – Ю.С.) и лучших практик тех немногих пока западных компаний, которым удалось внедрить социальный компьютинг в свои бизнес-процессы. Главное, не упустите время. Многие скажут: «Зачем мне этот коллективный интеллект?» Точно так же 20 лет назад бизнесмены говорили по поводу комплексной автоматизации управления: «Зачем мне эти ERP и CRM системы? Мне вполне хватает программы начисления зарплаты сотрудникам и картотеки поставщиков в отделе снабжения». Прошли годы, и сегодня любая компания с мало-мальски приличным оборотом использует ERP-систему. Но, как показали исследования, больше всех выиграли первопроходцы. Компании, которые занялись внедрением ERP 20 лет назад, в среднем увеличили свою капитализацию в 40 раз. Те же, кто обратил внимание на эти технологии лишь 10–12 лет спустя – поднял капитализацию всего лишь на 40%. А многие – за это время вообще исчезли с рынка. Социальный компьютинг также ждет повсеместное внедрение.

– Сколько времени, по-вашему мнению, займет его распространение?
– 5–7 лет: скорость инноваций увеличивается. И тот, кто всерьез начнет использовать эти технологии сегодня – станет лидером через 7 лет. К сожалению, отечественные бизнесмены привыкли играть «в короткую». Они готовы вкладывать время и деньги только в решения, которые сулят отдачу в течение года – и желательно, никак не меньше 50% годовых. С таких подходом стратегические битвы не выигрывают. Посвящайте хотя бы 30% своего времени стратегии. А все, что связано с коллективным интеллектом – это новый стратегический ресурс для бизнеса.

Интервью подготовлено автором блога и опубликовано в журнале «Бизнес-ревю»

Что дают бизнесу системы управления коллективным интеллектом

Блог стартапа Witology – ведущий русскоязчный экспертный ресурс по теме коллективного интеллекта. На страницах блога вы найдете массу полезной информации как о едва зарождающихся трендах, так и о зрелых технологиях социального компьютинга. Ниже процитируем несколько цифр, демонстрирующих эффективность отдельных классов систем управления коллективным интеллектом.

Например, рынки предсказаний (prediction markets), на которых котируются предсказания пользователей? зачастую дают более точные прогнозы, чем социологические или экспертные опросы. Так, точность прогнозов результатов президентских компаний в США, получаемых на рынке Iowa Electronic Market достигает в иные годы 0,3%, а средний уровень отклонений за 20 лет составляет 1–1,5% (для сравнения: погрешность данных Института Гэллапа – 2,4%). С очень высокой, иногда стопроцентной точностью определяет итоговый список номинантов и обладателей Оскара игровой рынок предсказаний Hollywood Stock Exchange. Сегодня рынки предсказаний используют для решения своих задач многие западные компании. Например, HP – для прогнозирования продаж, доходов и операционной прибыли, Intel – для выбора новых производственных площадок, Yahoo! – для оценки конкурентов, Innocentive – для выбора лекарственных препаратов, которые будут одобрены Управлением по контролю за продуктами питания и лекарствами США, France Telecom – для оценки перспективности различных технологий связи и т. д.

Не меньшую эффективность демонстрируют системы управления идеями (idea management), в работе которых могут участвовать как сотрудники компании, так и ее клиенты, партнеры, посетители корпоративного сайта. К примеру, компания Electrolux Design Lab, затрачивая $4 млн в год на социальный проект по разработке и дизайну бытовой техники будущего, ежегодно экономит $30 млн. Procter & Gamble привлекла из сети полтора миллиона энтузиастов, которые только за один год помогли создать компании 137 новых продуктов. При этом Procter & Gamble наполовину сократила количество собственных разработчиков и начала получать по технологии краудсорсинга 50% новых разработок. Компания Goldcorp Inc потратила $575 тысяч на призы за идеи, благодаря которым было найдено 110 новых месторождени1 золота – и в итоге увеличила свою капитализацию со $100 млн до $9 млрд. Компания Netflix учредила приз в $1 млн за улучшение алгоритма рекомендаций фильмов. Новый алгоритм ежегодно приносит компании свыше $15 млн.

Сергей Карелов рекомендует


5 лучших книг о коллективном интеллекте по версии Сергея Карелова

  • «Social Business: What Are Companies Really Doing?» Authors: David Kiron, Doug Palmer, Anh Nguyen Phillips, Nina Kruschwit. Publisher: Massachusetts Institute of Technology, 2012.
  • «The New Edge in Knowledge: How Knowledge Management Is Changing the Way We Do Business».Authors: Carla O’Dell, Cindy Hubert. Publisher: Wiley; 2011.
  • «Social Business By Design: Transformative Social Media Strategies for the Connected Company». Authors: Dion Hinchcliffe, Peter Kim, Jeff Dachis. Publisher: Jossey-Bass, 2012.
  • «From crowd to community vision and inspiration». Authors: Patrick Savalle, Wim Ho, Arnd Brugman. Sogeti, 2010.
  • «TeamPark: platform and method». Authors: Patrick Savalle, Wim Ho, Arnd Brugman. Sogeti, 2010.




Спасибо всем, кто добавляет мои посты в "Фейсбук"!



...и поднимает их в поиске Gооgle с помощью кнопки "+1"!