Человечные деньги
Локальные валюты как драйвер оздоровления и роста экономики

Автор: . Рубрика: Мнения экспертов | Разумный мир. Опубликовано: 27.02.2012, 7:02.

В конце минувшего года я опубликовал в своем блоге перевод работы архитектора евро Бернарда Лиетара, подготовленной по заказу администрации президента США и посвященной локальным валютам как способу преодоления проблемы бюджетного дефицита. Сегодня эту интереснейшую и очень важную для нашего будущего тему продолжает в блоге «Идеи из будущего» российский исследователь локальных валют Максим Митусов. Предлагаю вашему вниманию его «гостевой» пост.

Максим Митусов

Максим Митусов
27 лет. По образованию – экономист. Имеет опыт работы в финансовой сфере. Автор ряда учебных курсов, посвященных финансовой грамотности и личному финансовому планированию. После финансового кризиса 2008 года занялся изучением и популяризацией альтернативных финансовых теорий и принципов самоорганизации сообществ, анализом и систематизацией международных и российских инициатив в этой области. Собранная информация, ссылки на публикации и публичные выступления, списки успешных локальных валютных сообществ размещаются по адресу: http://www.facebook.com/LETSystem.

Революция локальных валют: предпосылки

После 2008 года в мире резко сократилось доверие к идеям глобализации. Люди испытывают страх за свое будущее. Респектабельные СМИ публикуют прогнозы, которые еще три года назад можно было найти лишь в блогах алармистски настроенных экономистов радикального толка. Неизбежность второй волны кризиса не подвергается сомнению даже в официальных кругах. Все в ожидании, словно речь о громком медийном событии, вроде Олимпийских игр – только со знаком минус.

Единственное, что радует: это ожидание уже не несет в себе панических ноток, характерных для осени 2008 года. Начался осмысленный поиск инструментов, которые помогут смягчить надвигающийся коллапс мировой финансовой системы и нащупать точки посткризисного роста, который может начаться через несколько лет.

Один из таких инструментов – локальные денежные системы, создаваемые местными сообществами и коммерческими структурами для удовлетворения собственных потребностей в деньгах как инструменте ликвидности и взаиморасчетов.

Надо заметить, что инструмент этот – не новый. Но сегодня он переживает второе рождение и имеет все шансы стать одним из элементов экономики будущего.

Валюты сообществ (Complementary Currencies) как инструмент, позволяющий стимулировать более человечные взаимоотношения внутри сообществ, получили широкое распространение в большинстве развитых и развивающихся стран. На страны постсоветского пространства, к сожалению, приходится не более 10 инициатив подобного рода, в то время как в мире уже насчитывается более 5000 локальных денежных проектов.

Страны, в которых активно используются валюты сообществ

Особенность локальных денежных инициатив заключается в том, что они не имеют единого центра компетенций, который бы курировал и координировал развитие данных механизмов в мировом или хотя бы региональном масштабе. Как такового всемирного движения не существует. Пока что оно децентрализовано и составляющие его проекты развиваются самостоятельно и независимо. У подобной рассредоточенности есть свои преимущества: огромное разнообразие схем, хорошо приспособленных к конкретным условиям. Но есть и недостатки. К примеру, до сих пор отсутствует какая-либо классификация и методология данных систем, нет единого понятийного и описательного аппарата.

По сути, каждое конкретное сообщество лишь вдохновляется успехами кого-то из предшественников, берет из чужих проектов понравившиеся инструменты и механизмы, добавляет что-то свое – и из этих разнородных элементов создает собственную локальную экономику.

Ниже представлена попытка автора систематизировать системы локальных валют в хронологическом порядке, от зарождения до расцвета. Но автор хотел бы подчеркнуть, что в рамках одной статьи невозможно выйти за рамки поверхностного обобщения. На практике во многих сообществах мы зачастую видим элементы всех четырех поколений локальных валют. При этом более ранние формы продолжат эволюционировать и появляются новые фирмы.

Первое поколение локальных валют: LETS-системы*

Речь о ставших классическими системах взаимного кредита, основанных на бумажном учете обязательств, которые впервые появились в 1980-е годы.

*Local Exchange Trading Systems – местные торгово-обменные системы.

Как правило, первые LETS-системы создавались благодаря личной инициативе отдельных волонтеров и способствовали решению частных проблем участников, развитию коммуникаций внутри сообществ. В своей первоначальной форме они постепенно пришли к упадку. Причина – отсутствие механизма экономического саморегулирования, что поощряло рост количества недобросовестных участников, которые лишь потребляли ресурсы системы и неограниченно увеличивали собственный кредит.

Тем не менее, на данный момент эта форма, существенно развившись после перехода от бумажного учета к использованию различных IT-платформ, является самой массовой формой локальных валютных систем. В общей сложности существует около 3500 LETS-систем, различающихся формы и содержанием.

В целом подобные системы связанны между собой: у их инициаторов недостаточно свободных ресурсов, чтобы подробно рассказывать о себе. Проекты ориентированы прежде всего вовнутрь сообществ, поэтому не чувствуют необходимости уделять много внимания внешним коммуникациям (хотя охотно отвечают на запросы желающих подробнее познакомиться с их опытом). Тем не менее, у многих систем подобного толка есть собственные сайты. Адреса некоторых из них вы найдете, например, здесь: http://www.bankvremeni.org/lets_tb.jsf.

В последние годы в сфере LETS-систем начался процесс объединения ученых и методологов движения локальных валют в единую организацию (http://monneta.org). Также появились технологические платформы для запуска локальных валют, которые обеспечивают процессинг внутренней валюты, содержат модули обмена информацией и другие инструменты, необходимые для функционирования дополнительной экономики вашего сообщества.

Наиболее массовое и массштабируемое решение (которое, кстати, имеет русскоязычную локализацию) – http://project.cyclos.org/. Более дружелюбный и функциональный, на взгляд автора, проект – http://communityforge.net/, который, однако, еще не успел завоевать большой популярности. Автор связался с командой разработчиков и получил информацию, что ресурс может быть в сжатые сроки переведен на русский язык – если появятся сообщества, которые захотят воспользоваться его услугами.

Единственным примером реализации LETS в России является проект 100druzei.info. Инициатива стартовала 4 года назад в Иркутске, по признанию одного из основателей – как необходимость физического выживания во время первого финансового кризиса. Этот проект, по словам его создателя и идейного вдохновителя Сергея Вагаева, появился следующим образом. После начала финансового кризиса несколько знакомых между собой людей задумались о том, каким образом они могли бы обмениваться своим трудом и иными ресурсами, не используя наличные деньги (с которыми в тот момент у всех возникли проблемы). Иными словами, были заинтересованные лица, готовые помогать друг-другу; были товары и услуги, необходимые друг-другу; было доверие внутри этого сообщества – но не было денег, необходимых для обмена. Для решения этой проблемы и был создан этот сайт.

На данный момент проект вышел далеко за пределы Иркутска, в нем порядка 22 000 тысяч зарегистрированных и 10 000 активных участников. Региональные ячейки проекта есть во всех крупнейших городах страны.

«100 друзей», в отличие от многих западных проектов, пошел в обратном направлении. В большинстве случаев инициатива создания LETS возникает в уже существующем сообществе (отдельный городок или община), а иркутский проект стал инструментом и связующим звеном для создания сообщества. На сегодня община «100 друзей» – это социум, включающий в себя очень широкий спектр людей разных профессий и умений, разных социальных слоев. В сообществе сложились устойчивые связи и высокий уровень доверия. Активный участник системы, обладающий востребованным талантом, может удовлетворить практически любые свои потребности: от приобретения бытовых услуг и продуктов питания – до аренды жилья и приобретения дорогостоящей техники за внутреннюю валюту, о.е. («обменные единицы»). В системе может зарегистрироваться любой желающий. Основное взаимодействие идет через сайт, хотя очень большую роль играют регулярные личные встречи.

Проект самобытен и эволюционирует без влияния зарубежных аналогов. Не менее важно, что он находится на полном самофинансировании и успешно развивается за счет перепродажи внешним контрагентам ресурсов, созданных в ходе внутреннего оборота (участники продают за о.е. товары, которые могут быть куплены в том числе и администрацией ресурса, перепродающей их за рубли на внешнем рынке). В целом, оборот внутренней валюты – свободный, распространены сделки по обмену о.е. на рубли.

Члены сообщества «100 друзей» ценят и дорожат своим участием в инициативе: для многих это – реальный инструмент, позволяющий значительно улучшить качество жизни и самореализоваться. По информации организаторов, за прошедшие четыре года из 22 тысяч участников были исключены из сообщества всего трое – по причине паразитарного поведения.

Второе поколение: банки времени

Системы обмена временем зародились в начале 1990-х. Познакомиться с неполным перечнем работающих систем можно на упоминавшемся выше ресурсе: http://www.bankvremeni.org/lets_tb.jsf.

В этих системах локальных валют проблема эмиссии решается более справедливо: она обеспечена трудом эмитента. Бесконтрольная эмиссия становится невозможной, ресурсы распределяются более равномерно.

Для этого поколения характерен ярко выраженный тренд целенаправленной помощи нуждающимся членам сообщества. Нередко на базе подобных систем создаются движения поддержки социально незащищенных слоев. Здесь же впервые вводится курс обмена/сопоставления внутренней и внешней валюты (как правило через среднюю стоимость 1 часа труда ). Данное нововведение позволило облегчить покупку внешних товаров за внутреннюю валюту.

В банках времени основной единицей обмена, как правило, является единица учета, эквивалентная часу труда человека. В традиционных банках времени один час одного человека всегда равен часу труда другого (принцип равенства).

Участники зарабатывают кредит во внутренней валюте (часто называемый Time Dollar) за каждый час помощи другим членам сообщества. Услуги, предоставляемые членами банка, включают в себя уход за детьми, правовую помощь, уроки иностранных языков, домашний ремонт, уход за нуждающимися и многое другое. Заработанные средства записываются на личный счет участника банка времени. Их не нужно тратить сразу же, поскольку они могут храниться неопределенно долгий срок.

Теоретически банки времени могут запускаться и при бумажном учете, но система первоначально создавалась для работы в автоматизированном режиме. Различные организации предоставляют специальное программное обеспечение, чтобы помочь местным банкам времени в управлении. Те же организации часто предлагают консалтинговые услуги, обучение и методические материалы.

Банки времени ориентированы прежде всего на обмен услугами между членами сообщества и редко предполагают товарный оборот или оказание дорогостоящих и специализированных услуг. В большинстве случаев все подобные проекты являются инициативой одного или нескольких человек, которые являются ядром и двигателем всех процессов.

Один из самых известных и успешных банков времени действует в городе Итака, США (http://www.ithacahours.org). В России банки времени еще не получили должного распространения (есть несколько инициатив в Нижнем Новгороде, Москве, Красноярске и некоторых других городах). На Украине построение подобных систем идет успешнее (ролик на украинском языке можно посмотреть здесь: http://1tv.com.ua/uk/news/2010/09/20/1673).

Отдельно стоит упомянуть основанную на принципах банка времени японскую систему Fureai Kippu, которую описывает Бернард Лиетар в своих книгах.

Старейшая система локальной валюты сообщества в Японии – Volunteer Labour Bank, или, иначе, Fureai Kippu (http://www.sawayakazaidan.or.jp), сеть взаимопомощи «домохозяек», основанная в 1973 году. Основная концепция системы заключается заботе о пожилых людях. По сути это система депозита времени, в которой относительно молодые люди обеспечивают действительно нуждающимся людям (пенсионерам) помощь и зарабатывают при этом себе часы, которые будут потрачены, когда сами добровольцы достигнут пенсионного возраста и сами будут нуждаться в помощи (как вариант, они могут расходовать накопленные часы для покупки услуг добровольцев для своих престарелых родителей, проживающих в другой части страны). В Японии эта система начала уменьшаться в 2000-х годах, когда была введена государственная система заботы о пожилых людях.

Фактически Fureai Kippu была связана с японской иеной прозрачным курсом конвертации, но, в большинстве случаев, официальная валюта использовалась лишь для оплаты административных издержек. Большинство участников системы предпочитали не переводить полученные часы в валюту, потому что один час работы стоит намного больше, чем соответствующее количество в иене. Депозит, фактически, был ниже минимального размера оплаты труда в Японии. Таким образом, эта инициатива была разработана скорее для добровольцев, которые заботились не о своем текущем доходе, а о получении необходимых услуг в будущем.

Третье поколение: в связке с национальными валютами

Это поколение систем зародилось в начале 1990-х и получило массовое распространение в начале 2000-х. Его отличие от классических LETS – иной механизм эмиссии: вместо взаимного кредита было введено депонирование национальной валюты (других материальных ценностей и обязательств), под обеспечение которых и выпускались новые денежные знаки.

Несмотря на связку с традиционными денежными системами, локальные валюты третьего поколения самодостаточны и позволяют удовлетворять разнообразные потребности сообществ. Именно валюты, обеспеченные не временем, а реальными деньгами, привлекли к себе интерес местного бизнеса, который начал принимать новые деньги в обмен на свои товары и услуги. Нередко сами предприниматели и стояли у истоков создания данных систем. Добавим, что в системах третьего поколения начали активно использоваться компьютерные технологии (для поиска контрагентов, ведения учета и иных бэк-офисных функций).

Наиболее организованные и хорошо изученные примеры локальных валют данного поколения распространены в Германии и имеют общее название Regiongeld (в буквальном переводе с немецкого – местные деньги).

На рубеже веков, после появления антиглобалистского движения (и, что интересно, – одновременно с введением единой европейской валюты) зародились первые схемы Regiogeld: в 1998 году – Pho в Арнштадте около Эрфурта, в 2001 году – Roland в Бремене. Однако настоящий прорыв состоялся в 2003 году, после того, как школьный учитель Вальдорфа Кристиан Джеллери вместе с шестью школьницами организовали проект Chiemgauer (http://www.chiemgauer.info).

Поддержанный родителями Chiemgauer получил значительный импульс в развитии. Из-за огромного внимания со стороны СМИ к данному проекту у многих людей со всей Германии возникло желание повторить успех и создать их собственные местные деньги. В 2003 году был проведен конгресс и учреждена некоммерческая структура для обмена опытом и поддержки новых проектов. Эта сеть, в 2006 году оформилась в качестве зонтичной ассоциации Regiongeld (http://www.regiogeld.de) и организует встречи два раза в год, предоставляет инструкции новичкам, ведет работу со СМИ. Словом, определяет, разрабатывает и распространяет идею Regiogeld.

По сути, Chiemgauer – это местная ассоциация производителей и потребителей, каждый член которой может обменять евро на внутреннюю валюту. Сама операция обмена происходит в местных банках, входящих в ассоциацию, а валюта принимается в многочисленных точках, помеченных наклейкой «Wir Chiemgauer» (частные магазины и предприятия сферы услуг).

Конвертация производится по курсу 1 к 1. Для бизнеса возможна обратная конвертация из внутренней валюты в евро, но с дисконтом в 5%, обмен для частных лиц ограничен.

В данной системе реализована схема с демерреджем (внутренним налогом стимулирующим постоянное использование данной валюты), со ставкой 2% в месяц. Таким образом, и бизнес, и пользователи мотивированны не собирать, а регулярно использовать имеющуюся наличность. Что интересно, средства, полученные от демерреджа частично идут на поддержание работы системы (эмиссия и иные расходы), но большая часть средств перечисляется на финансирование некоммерческих проектов так же участвующих в ассоциации в качестве добровольных пожертвований.

На начало 2012 года в системе участвует около 600 компаний, принимающих внутреннюю валюту наряду с евро. В обращении находится около 650 тысяч единиц местной валюты. За время существования проекта в более чем 300 местных некоммерческих проектов были перечислены 215 тысяч евро(в счет удержанного демерреджа).

Четвертое поколение систем локальных валют

Оно зародилось в 2003–2004 годах как механизм, инициируемый муниципальными властями и местным бизнесом для стимулирования локальной экономики и получения дополнительных ресурсов для решения социальных задач. Этот этап характеризуется более сложными моделями взаимоотношений и используемых технологий (как IT, так и социальных).

На сегодняшний день проекты локальных валют широко распространены во многих странах мира – как обладающих богатыми традициями коллективного взаимодействия и кооперации (Германия, Франция, США, Япония и т.д.), так и пронизанных «духом вольницы» (Испания, Греция, ЮАР, Бразилия и Южная Америка в целом). Причем, в них активно представлены системы всех четырех поколений в разных формах и их сочетаниях, что позволяет удовлетворять специфические потребности различных сообществ. Собственно, к системам четвертого поколения относятся системы, конструируемые Бернардом Лиетаром и уже описанные ранее в этом блоге.

В последние несколько лет интерес к локальным валютам закономерно вырос как среди сообществ, так и среди политиков, экономистов, финансистов и др., обдумывающих варианты трансформации нынешней несовершенной глобальной финансовой системы, в которой единственным мерилом оценки любой деятельности является капитал. Возможно, результатом их размышлений, дискуссий, исследований, экспериментов станут новые поколения и формы местных валют, а их применение – станет повсеместным и сделает мировую экономику более гибкой, справедливой и эффективной.

Заключение

Все найденные автором системы локальных валют служили и служат исключительно интересам сообществ, их породивших, задачам повышения качества жизни участников данных инициатив. Ни в одном из случаев создание локальной валюты не носило сепаратистских настроений, это всегда были сугубо созидательные инициативы добровольного толка, ставящие во главу угла практические интересы людей: производство продуктов и услуг первой необходимости (причем, силами самого сообщества), поддержку локальной экономики, строительство необходимой инфраструктуры для комфортной жизни и самое главное – выстраивание крепких горизонтальных связей между людьми, проживающими на одной улице, но порой разделенными барьерами непонимания и недоверия, культивируемого глобальными масс-медиа.

Автор схемы: Максим Митусов

Фактически, местные экономические инициативы способствуют не только сплочению людей, но и формированию местных экономик, не зависящих от глобальных и финансовых рынков (в т.ч. – от финансовых потрясений последних лет).

Именно локальные производственные кластеры, создаваемые на базе местных экономик, способны стать новым драйвером роста и развития экономики, поскольку основой местных инициатив всегда является удовлетворение естественных потребностей человека, а не противоестественное потребление всего и вся.

Автор статьи – Максим Митусов.
Специально для блога «Идеи из будущего»

Тезаурус

Локальные сообщества. Основа любой локальной экономической инициативы – местное экономическое сообщество. Его отличие от простой группы лиц – совместная деятельность по созданию товаров и услуг (в т.ч. – информационных), потребляемых внутри или за пределами сообщества. Различаются два типа сообществ: территориальные и виртуальные. Территориальное сообщество, в зависимости от своего масштаба, может объединять жителей одного дома, улицы, района, города, местности – либо представителей определенного национального землячества. Члены виртуального сообщества обычно разделены большими расстояниями, что компенсируется виртуальными инструментами взаимодействия. Для обоих типов сообществ обычно характерны высокий уровень взаимного доверия, готовность к кооперации и взаимопомощи.

Дополнительные экономики. Любое сообщество рано или поздно создает правила упорядочивания взаимоотношений между своими участниками. Пример простого правила: «Ты – мне, я – тебе». Для упорядочивания сложных систем требуются некие денежные эквиваленты – не отчеканенные или напечатанные государством деньги и прямые производные от них (электронные деньги и иные инструменты) – а признанные в данном сообществе символы, обеспеченные товаром, доверием или иными гарантиями, или вовсе без них. Например, чеки, обязательства, бонусы систем лояльности и т.п., которые могут быть обменены на товар или услугу. Как правило, денежная единица одного сообщества не имеет никакой ценности в другом сообществе. При этом сообщества нередко производят товары и услуги для экспорта в другие сообщества и получения извне дефицитных ресурсов.

Читайте другие публикации по теме — под тегом Money.
Читайте гостевые посты, специально написанные для этого блога, под тегом Guests.





Спасибо всем, кто добавляет мои посты в "Фейсбук"!



...и поднимает их в поиске Gооgle с помощью кнопки "+1"!