Вторая волна?

Автор: . Рубрика: Мнения экспертов. Опубликовано: 27.09.2010, 19:40.

В августе с.г. эксперты отметили трехлетие мирового финансового кризиса, начало которому положил в 2007 году крах рынка ипотечных кредитов США. В сентябре, надо полагать, многие простые граждане помянули 15 сентября 2008 года, когда банкротство банка Lehman Brothers заставило осознать масштабы происходящего даже самых далеких от экономики наблюдателей. Настроение – неюбилейное: в последние недели усилились дискуссии о приближении второй волны мирового кризиса. Будет или нет вторая волна? Предлагаю мнения экспертов.

«Прежние схемы менеджмента не работают»

Российский экономист, публицист, руководитель компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин в представлении не нуждается.

– Михаил Леонидович, на своем сайте http://worldcrisis.ru вы отмечаете, что главный вопрос современности: как именно будет устроена посткризисная структура спроса и производства. Как бы вы сегодня ответили на этот вопрос? Какие модели посткризисного мира считаете возможными?

Михаил Хазин

– Ответа на этот вопрос сегодня нет. Чтобы его найти, нужно провести большую работу, которая займет довольно много времени и потребует очень высокой квалификации исполнителей. В частности, нужно разработать модель соответствующих изменений, затем – просчитать ее с учетом тех данных о мировой экономике, которые есть на сегодня, а затем еще и протестировать на некоторых отраслях или регионах. Пока заказов на такую работу не было – так что ее никто и не вел. Впрочем, в мире не так много людей, которые бы могли ее сделать.

– Что произошло с начала кризиса со спекулятивными пузырями и механизмами образования этих пузырей? Насколько успешно, на ваш взгляд, мир учится жить по средствам?
– Пока вся политика всех властей сводится к одному: поддерживать эти пузыри из последних сил. Мне это кажется серьезной ошибкой, но давайте отдавать себе отчет, что специфика политики в условиях парламентской демократии сводится к одной простой мысли: пусть кризис будет хоть в сто раз сильней – но завтра, а не сегодня. Вот из этой мысли все и исходят.

– Ближайший прогноз: как закончится нынешний год и начнется следующий?
– Кризис будет продолжаться. Уже понятно, что эффективность денежной накачки серьезно падает (в том числе, из-за проблем реального сектора, у которого при такой политике растут издержки на фоне падающих продаж), а значит, не исключено, что уже этой осенью кризис совершит очередной виток. Впрочем, возможно, до весны мы еще дотянем в рамках сохранения тенденций последних месяцев.

– Ваше мнение об антикризисной политике России и Беларуси (в сравнении).
– В России антикризисной политики практически нет: все сводится к расходованию резервных денег, более или менее быстрому. Что касается политики Белоруссии, я ее не настолько хорошо знаю. Впрочем, Белоруссия страна маленькая, и в этом смысле должна, что называется, «держать нос по ветру».То есть для нее тактические моменты более важны, чем стратегические. Но самое главное: в Беларуси – более здоровое общество.

– Ваши рекомендации: как вести бизнес в сегодняшних условиях, в какие отрасли, проекты, вкладывать деньги?
– Это главный вопрос – куда. Но есть еще один вопрос, не менее важный: кто ведет бизнес? Ключевой вопрос современного бизнеса – качество менеджмента. К сожалению, практически весь он выучен в рамках совершенно другой парадигмы, которая характеризовалась тремя основными признаками: а) постоянный рост спроса; б) постоянный рост денежного предложения; в) постоянное снижение стоимости кредита. Эти три принципа больше не работают – а менеджмент продолжает думать по-прежнему, просто потому, что так его учили. И мне кажется, что главной задачей, которая сегодня стоит перед владельцами бизнеса – это начать работу по переподготовке менеджмента в новых условиях существования.

«Вторая волна кризиса – второй шанс для технологических стартапов»

Директор российской инвестиционно-консалтинговой компании «Инкредокон» Эдуард Мушинский в своем блоге http://vsocial.livejournal.com/ с первых дней мирового кризиса ведет его информационный мониторинг. Блог насыщен фактами и аналитикой, которые далеко не всегда встретишь в официальных СМИ, благодаря чему стал одним из наиболее полезных источников информации о кризисе. Рекомендую.

– Эдуард Васильевич, насколько вероятна вторая волна кризиса?

Эдуард Мушинский

– Она неизбежна, как закон всемирного тяготения: когда предприятия, банки и целые регионы мира отягощены неподъемными долгами, а подъемная сила в виде конечного спроса подрублена ими же (тотальным сокращением расходов и зарплат) – падение в дефляционное пике неотвратимо. Пример дефляционного тупика во время Великой Депрессии показал, что порочный круг сжатия экономик невозможно остановить без крайних мер. Государства, владеющие монополией на эмиссию резервных валют (США, ЕС) – будут спасать ситуацию «разбрасыванием денег с вертолета». Но это похоже на тушение пожара бензином: лишние деньги погасят дефляцию – но разожгут гиперинфляцию. Власти убеждают, что им удастся вовремя остановить печатный станок, но это не так. Инфляция – их единственное спасение от увеличивающихся долгов, поэтому монетарные власти будут проводить эмиссию в скрытой форме до тех пор, пока самые тупые обыватели не поймут, что происходит классическое ограбление населения через «порчу монеты». И тогда в развитых странах произойдет то, с чем знакомы все живущие в СНГ: гиперинфляция. Обесценивание доллара потянет за собой обесценивание валют всех стран, которые держат большую часть резервов в долларах. Европа тоже не избежит инфляции, потому что спекулянты будут вкладывать дешевеющий доллар в товарные активы, и глобализация не позволит ни одной стране остаться в стороне от инфляции.

– В чем вы видите причину нынешнего кризиса?
– Выдающийся социолог Иммануил Валлерстайн, посвятивший себя исследованиям кризисов, предсказал нынешний супер-кризис еще в 80-е годы прошлого века, когда казалось, что предыдущий мега-кризис, который длился с 1972-го по 1981-й, завершился. На самом деле экстремальные меры американских властей (ставки по кредитам в США тогда были подняты выше 20%) только дали им временную передышку. «Кризис, в который погружается мир, продлится еще довольно долго и окажется весьма глубоким, – говорил Иммануил Валлерстайн. – Он разрушит последнюю жалкую опору относительной экономической стабильности – роль американского доллара как резервной валюты, гарантирующей сохранность сбережений. И когда это случится, главной проблемой всех властей мира станет необходимость уберечься от недовольства населения, чьи сбережения тают».

– Какую политику, на ваш взгляд, должны проводить в этих условиях Россия и Беларусь?
– В России ситуация может быть спасена только мерами по ограждению страны от окружающего ценового хаоса, как это недавно было сделано в случае с запретом на экспорт пшеницы. Но до описываемого перехода дефляции в гиперинфляцию пройдут год-два, за которые Россия вступит в ВТО и не сможет применять подобные меры. В Беларуси практика торговых ограничений вообще является нормой. Поэтому Беларусь меньше всего пострадает от грядущего гиперинфляционного шока. Но не только из-за автаркии, а благодаря Государственной программе инновационного развития на 2011–2015 годы. Насколько я знаю, эта программа не менее амбициозна, чем российская.

– Как вести себя компаниям, инвесторам?
– Кризис – очищает. Гипер-кризис очистит мировую экономику от устаревших неэффективных активов: новые технологии позволят производить более дешевые заменители старых товаров. Поэтому стоит инвестировать только в новые технологии 5-го и 6-го технологического уклада (коммуникационные и нанотехнологии). Обрисую тренды будущего – и спрос на их реализацию новыми технологиями.

Во-первых, тотальное сокращение затрат предприятий, кроме затрат на системы оптимизации расходов, вызовет спрос на аутсорсинговые услуги, начиная от аутстаффинга (внешний персонал) и заканчивая «облачными вычислениями» (когда не требуется покупать дорогой софт, получая услугу пользования софтом по мере необходимости).

Во-вторых, превращение мира в «глобальную деревню», где нет страновых границ, вызовет спрос на социальные сети нового типа: с деловыми отношениями, финансовыми интересами, учетом нематериальных вкладов каждого участника в новые проекты и разделением прибыли согласно вкладу.

В-третьих, инфляционный рост цен на товары первой необходимости вызовет спрос на сети бартерного распределения товаров, а также на мини-заводы (консервные, например).

В-четвертых, био-медицина и нанотехнологии. Тут ограничусь простой констатацией: надо вкладывать, но только если есть экспертное заключение по конкретному проекту, и эксперт мотивирован участием в прибыли.

Пятый пункт дополняет второй: экспертиза, которую можно получить в экспертных сетях, стоит того, чтобы мотивировать эксперта долей в своей компании. Потому что будущее – за экономикой знаний и новыми формами организации бизнеса. Это для эффективности бизнеса так же важно, как и сама новая технология. И это именно то, что делает ваш покорный слуга в рамках проекта Future Europe – платформы коллаборативной экспертной фильтрации перспективных технологий.

«Не стоит драматизировать ситуацию»

Александр Муха – аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by, которая занимается экономическим прогнозированием и оказывает консультационные и образовательные услуги в этой области.

– Александр Викторович, будет ли вторая волна кризиса и почему?

Александр Муха

– На наш взгляд, ее вероятность невысока. Однако, очевидно, что темпы восстановления мировой экономики будут носить, скорее, неустойчивый и затяжной характер. Так, по данным Бюро экономического анализа США, темпы роста американской экономики во втором квартале 2010 г. снизились более чем вдвое – до 1,6% против 3,7% в первом квартале. Безработица в США находится на очень высоком уровне 9,5%, что близко к 25-летнему максимуму. Известный американский экономист Нуриэль Рубини считает, что экономический рост в США в третьем квартале окажется «серьезно ниже» 1%, а вероятность второй волны рецессии оценивается в 40%. А главный экономист рейтингового агентства Standard & Poor’s Дэвид Уисс заявил, что США имеют реальную вероятность провалиться в рецессию по японскому сценарию, предполагающую 10–20-летнюю стагнацию экономики.

– Если все-таки вторая волна состоится – как она скажется на Беларуси?
– На фоне основных торговых партнеров, в первую очередь – России, у нас отмечается заметное восстановление темпов роста экономики. Еще в третьем квартале 2009 года белорусская экономика «нащупала дно» и начала постепенно восстанавливаться. Но, несмотря на определенные положительные сигналы (рост ВВП и производственных показателей, возобновление процессов дедолларизации), ситуация в Беларуси по-прежнему выглядит неопределенной. В частности, продолжает увеличиваться внешний госдолг и совокупный внешний долг Беларуси, растут проблемные активы в банковской системе и просроченная задолженность предприятий. Ожидаемое повышение средней зарплаты в Беларуси до $500 к концу 2010 года может привести к обострению ряда экономических и финансовых рисков, несбалансированности госбюджета, нарастанию отрицательного сальдо экспортно-импортных операций, росту инфляции, а также к увеличению спроса на наличную иностранную валюту. В то же время, в частном секторе рост зарплат, вероятно, будет более сдержанным, хотя в отдельных случаях частные компании также будут вынуждены «подтягиваться», опасаясь ухода работников в госсектор. Что касается действий правительство, то оно, вероятно, продолжит наращивать внешний госдолг. В частности, ожидаются новые размещения облигаций правительства Беларуси на российском и азиатском рынках. Кроме того, до конца года можно ожидать приватизационных сделок, связанных с продажей госпакетов акций предприятий и банков. Крупнейшей сделкой в банковском секторе может стать продажа Белинвестбанка одному из крупнейших европейских банков.

– Каковы ваши прогнозы на 2011 год?
– Мы ожидаем замедления темпов роста белорусской экономики в связи с возможным спадом в российской экономике и снижением темпов роста кредитования. В то же время, в среднесрочной перспективе можно рассчитывать на сохранение достаточно высоких темпов роста белорусской экономики, что приведет к заметному росту среднедушевого ВВП (по уровню которого Беларусь, согласно данным МВФ, заняла в 2009 году второе место среди стран СНГ, исходя из оценок по паритету покупательной способности). На наш взгляд, с точки зрения среднедушевого ВВП уже сегодня целесообразно поставить задачу вхождения Беларуси в 50 наиболее развитых экономик мира.

В феврале-марте 2011 года можно ожидать повышения тарифов на тепло- и электроэнергию и для населения (примерно на 20-25%), что позволит в определенной степени повысить уровень возмещения затрат по производству энергии. Однако, с другой стороны, это приведет к ускорению потребительской инфляции, спровоцирует заметное ухудшение финансового положения предприятий-потребителей энергии, рост числа убыточных предприятий, а также падение конкурентоспособности белорусских производителей и рост неплатежей.

В целом наиболее сложным отрезком в экономике будет декабрь 2010 года – февраль 2011 года. Денежные власти должны быть готовы при необходимости сгладить колебания на внутреннем валютном рынке, обеспечив стабильность курса белорусского рубля и потребительских цен. В принципе, сейчас центральный банк такими возможностями располагает: золотовалютные резервы с учетом поступления средств от размещения еврооблигаций составляют в настоящее время примерно $6,5–6,7 млрд. В целом текущую экономическую ситуацию в Беларуси не стоит излишне драматизировать. Постепенное восстановление мировой экономики, расширение доступа к международным рынкам капитала и меры по совершенствованию делового и инвестиционного климата страны позволят нам справиться с трудностями.

– Какова, на ваш взгляд, сегодня оптимальная стратегия поведения компаний и инвесторов?
– Целесообразно развитие новых проектов в добывающей и обрабатывающей промышленности, в автомобилестроении, в финансовом секторе, в телекоммуникационной отрасли, в фармацевтике и медицине, в сфере туризма, энергосбережении и экологии. Перспективными выглядят и вложения в так называемое направление creative economy (креативная экономика), к которому относятся реклама, архитектура, искусство, ремесла, дизайн, индустрия моды, кинематограф, музыкальный бизнес, исполнительские виды искусства (танцы, музыка, опера, драма, цирковые выступления), издательская деятельность, исследования и разработки (R&D), разработка программного обеспечения и компьютерных игр, телевидение и радио и др.

В целом предприятиям следует, на наш взгляд, вести взвешенную консервативную политику, особенно в сфере привлечения внешних заимствований. С другой стороны, им нужно активнее включаться в производственные и технологические цепочки ведущих мировых транснациональных корпораций. Сотрудничество с ТНК позволит белорусским предприятиям приобрести необходимый опыт, знания, информацию, другие активы, а также доступ к международным рынкам сбыта товаров и мировым финансовым рынкам, и, по сути, является наиболее быстрым и эффективным вариантом модернизации отечественной экономики.

Что касается инвесторов, то здесь целесообразным выглядит диверсификация вложений. В частности, интересными инструментами сейчас выглядят акции и облигации белорусских эмитентов. Дело в том, что акции белорусских предприятий в настоящее время в ряде случаев выглядят недооцененными, по меньшей мере, в несколько раз. В целом потенциал белорусского фондового рынка является огромным и по отдельным бумагам в среднесрочной перспективе инвесторы могут получить доходность, заметно превышающую процентную ставку по депозитам в банках.

Опрос подготовлен автором блога. Опубликован в журнале «Бизнес-ревю».
Еще одно интервью автора блога на тему кризиса — с прогнозистом Валентином Горошко — вы можете прочесть здесь.





Спасибо всем, кто добавляет мои посты в "Фейсбук"!



...и поднимает их в поиске Gооgle с помощью кнопки "+1"!