Фрагмент «программного кода»
в наших мозгах

Автор: . Рубрика: Разумный мир. Опубликовано: 07.05.2010, 9:00.

Вы, конечно, слышали о любопытном эксперименте, который провела в начале года в «Фейсбуке» и других социальных сетях кафедра антропологии Оксфордского университета. Ничего нового для себя ученые не открыли, а лишь в очередной раз подтвердили и сделали достоянием широкой публики т.н. «число Данбара» – количество социальных связей, которое каждый человек способен поддерживать постоянно и осмысленно (помня, с кем и по поводу чего имеет дело). Аналогичные данные получили финские социологи, проанализировав активность SMS-переписки мобильных абонентов. Да вы и сами, наверное, не раз замечали: большинство френдоцидов в «Живом журнале» приводит к сокращению количества френдов до 100–200 человек. А это и есть число Данбара. 🙂

Прежде чем я задам вам несколько нериторических вопросов – еще два слова об этом загадочном числе.

На протяжении 15 лет известный английский антрополог Робин Данбар проводил эксперименты, в ходе которых уверенно установил, что количество постоянных социальных связей у каждого человека лежит в диапазоне от 100 до 230 контактов и в среднем составляет 150 контактов. Причем эта закономерность работает в любых обстоятельствах, в любые эпохи (достаточно вспомнить, что население неолитических деревень не превышало 200 человек). Закономерность эта определяется устройством человеческого мозга, что подтвердили эксперименты над приматами. У каждого вида приматов – свое собственное число Данбара, при достижении которого стая распадается. Это число варьируется в зависимости от развития у данного вида неокортекса – т.н. новой коры больших полушарий головного мозга, отвечающей за высшие нервные функции. Данбар вывел математическую зависимость между развитием неокортекса и размером стаи данного вида приматов – и подтвердил эту зависимость на человеке.

А теперь – мои вопросы. Ответов не будет — будут пояснения вопросов.

Не была ли человеческая история (по крайней мере, ее общая траектория) запрограммирована числом Данбара? То, что оно повлияло на расселение человечества – это очевидно: племена распадались при достижении числа Данбара и занимали новые пространства. Но посмотрим, что происходило дальше, когда свободные пространства закончились, ресурсов стало не хватать и начали обостряться межплеменные конфликты.

Вполне логично допустить, что заложенное в нашем мозгу ограничение на социальные контакты породило и обеспечило развитие устойчивых иерархических структур. Ведь если я не чувствую связи с большинством своих соплеменников – мне легче обложить их несправедливыми поборами, превратить в слуг и рабов, отправить на войну. Я не мог так с ними поступить, пока весь мой мир состоял из полутора сотен близких и дорогих мне людей. Управлять же новым суперплеменем мне помогут мои ближайшие «контакты» – мое истинное племя – военачальники, наместники и жрецы, придумавшие алфавит для передачи приказов, моральных установок и полезных навыков.

Не предопределяет ли число Данбара запрет на «вечные сверх-империи» и не стимулирует ли оно тем самым эволюцию социальных иерархий? Многие тираны прошлого отличались феноменальной памятью – и, наверное, это не случайно. Чтобы построить и держать в повиновении империю, нужно управлять игрой, количество активных участников которой на порядок и более превышает число Данбара. Как только такой особенный правитель уходил со сцены – звездный час империи заканчивался, она начинала неуклонно деградировать и в конце концов распадалась. В обычных условиях бюрократам и собственникам приходилось сотрудничать. Когда предметом сотрудничества становилось развитие торговли и технологий – неизбежно менялась и социальная структура общества, возникали новые «социальные лифты».

Не запрограммирован ли в числе Данбара будущий переход от иерархической к сетевой структуре общества? Еще в начале 1960 Герберт Маршалл Маклюэн писал о том, что новые средства связи возвращают человечество в «племенную общину», порождают «глобальную деревню». Сегодня можно только удивляться, как Маклюэну удалось описать, по сути, эпоху развитых интернет-коммуникаций на примере современных ему черно-белого телевидения, проводной телефонии и телеграфа, которые не обеспечивали интерактивных и свободных горизонтальных связей миллионов людей в реальном времени.

Не будем здесь делать обзор современных концепций сетевой экономики и сетевого общества. Обратим внимание лишь на одну особенность современных социальных сетей, которая отличает их от племенных сообществ древности. Это – возможность через «френдов» своего «племени», своего персонального «первого круга» обращаться к представителям «второго» и «третьего круга» (а через знаменитые «шесть рукопожатий» – к любому «жителю» интернета). Это – сколь угодно сложные, и в то же время гибкие и эффективные горизонтальные цепочки, которые создаются, когда в них возникает реальная потребность, и умирают без революций и социальных потрясений.

Сегодня социальные сети «заточены» под общение, личное и деловое. Но они уже обрастают новыми возможностями и со временем станут платформой не только для «дружбы по интересам», но и для совместного обучения, совместной работы, совместного бизнеса. Например, я уверен, что недалек тот день, когда автор перспективной бизнес-идеи сможет в том же «Фейсбуке» либо в новой специализированной сети:

  • создать виртуальную, «оболочечную» компанию;
  • взять кредит;
  • передать на аутсорсинг в фирмы разных стран разработку, производство, маркетинг и транспортировку товара под своим личным брендом;
  • контролировать весь проект;
  • распределить прибыль между участниками, рассчитаться с партнерами.

Когда же человеческие и экономические связи опутают весь мир – с ними начнут «синхронизироваться» и структуры управления обществом, трансформируясь из иерархий в сети. Возможно, где-то в середине этого процесса изменится сам статус интернет-сообществ. Сейчас в это сложно поверить, но когда-нибудь возникнут такие понятия, как «юридические права и обязанности интернет-сообщества», «собственность интернет-сообщества», «финансовые интересы интернет-сообщества» и др. – аналоги которых сегодня регулируют отношения между гражданином, государством и бизнесом.

И самый главный вопрос. Что еще в нашем сознании, в нашей анатомии, биохимии программирует поведение людей и развитие общества? Что вы хотели бы изменить, а от чего – никогда не откажетесь, дабы не утратить свою личную суть и человеческую природу? Наука XXI века с ее нано-, гено- и кибер-соблазнами сулит много перемен. И либо нас поведут на «реинжиниринг», как стадо баранов – либо мы сами определим, что действительно требует перемен, а что наилучшим образом разрешится само собой.

PS Продолжение темы – в статье «Почему человечество станет умнее, а человек – глупее».





Спасибо всем, кто добавляет мои посты в "Фейсбук"!



...и поднимает их в поиске Gооgle с помощью кнопки "+1"!